Дети Индиго прогнут мир

0 comments

Кто они: спасители человечества или головная боль родителей?

Словосочетание «дети индиго» в последнее время стало звучать все чаще. Сегодня, наверное, не найдется родителя, который бы не мечтал о ребенке индиго – экстрасенсе от рождения, человеке нового мира. Но есть и немало скептиков, утверждающих, что подобные дети – продукт нездорового воображения и чистой воды спекуляция. «Обозреватель» попросил прояснить ситуацию руководителя Просветительско-миротворческого центра Алену Мазур и психолога Аллу Янсонс. Предлагаем вашему вниманию избранные фрагменты пресс-конференции, состоявшейся в пресс-центре ОБОЗа. «Обозреватель»: Кто такие дети индиго и чем они отличаются от обычных детей?

Алена Мазур: Словосочетание «дети индиго» в наш мир ввели эзотерики. Но параллельно таким детям подходят и такие словосочетания, как «новые дети», «дети последнего поколения», «дети света». Термин «индиго» появился достаточно давно, и связан он с экстрасенсами, способными видеть ауру человека. Я предпочитаю говорить о детях индиго как о детях нового поколения. Этот вопрос не касается нашего материального мира. Для тех, кто не верит в существование Высших Сил, законов природы и в то, что природа или Творец являются важнее человека, этот вопрос может пройти мимо. Поэтому говорить о детях индиго нужно только с точки зрения развития человечества. Синий спектр ауры свидетельствует о более высоких желаниях. Все человечество находится в этом спектре. Дети индиго – это не только дети, но и наше поколение, которое уже в состоянии воспринимать духовность на более высоком уровне.

Алла Янсонс: «Дети индиго» — псевдонаучный термин. В науке такого понятия не существует. Это определение, данное экстрасенсами по цвету ауры. «Обозреватель»: Как отличить ребенка индиго людям, которые не обладают ясновидением?

Алена Мазур: Не нужно выбирать среди детей – кто индиго, а кто не индиго. В этом смысла нет. Считайте, что в первом классе все индиго. Они отличаются тем, что задаются вопросами о смысле жизни.

Алла Янсонс: Мне кажется, в современном обществе очень много спекуляций на тему детей индиго. Конечно, каждый родитель ищет в своем ребенке ребенка индиго. Потом взрослый начинает этого ребенка «лечить» различными медикаментами. То есть взрослый человек очень грубо вмешивается в мир ребенка, не помогая ему развиваться, а наоборот, разрушая. Проблема состоит не в том, что эти дети активные, пассивные, плохие или хорошие, а в том, что они неудобны для взрослых. Как определить ребенка индиго в классе? Я могу сказать, что из всех детей в классе все – дети индиго, потому что это дети современного поколения, современного общества. Все дети сейчас уникальны – каждый ребенок в чем-то своем. «Обозреватель»: Несмотря на то, что понятие «дети индиго» — псевдонаучное, существуют ли научные доказательства их существования?

Алла Янсонс: Нет. Это эзотерика и экстрасенсорика. «Обозреватель»: Существует ли обратный процесс: если человек в ходе своей личной эволюции начинает задумываться о смысле жизни, приобретает ли его аура индиговую окраску? Алена Мазур: Если он доходит до нового уровня желаний, выходит на новую ступень развития, то, возможно, экстрасенсы в этот момент и увидят синий цвет. Но нам ведь, по большому счету, не важно, какого цвета у него при этом аура. «Обозреватель»: Распространено мнение о том, что дети индиго являются обузой для родителей. Так ли это на самом деле и как с этим справиться?

Алена Мазур: Я захотела бы зачитать список – какими могут быть дети индиго. Они в высшей степени обладают способностью к сопереживанию, остро нуждаются в безусловной любви близких, требуют к себе много внимания и настоящей крепкой и искренней дружбы, альтруистичны, горят желанием помочь миру в каком-то великом деле, производят впечатление необщительных, если находятся в компании не себе подобных, склонны к вредным привычкам, ощущают себя старше своих лет, ведут себя как взрослые, отличаются высокой самооценкой, очень самоуверенны, горды и хорошо себя чувствуют даже в ситуациях, которые их унижают. В подростковом возрасте подвержены депрессиям вплоть до самоубийств, способны на жесткие поступки, высказывают некоторое равнодушие по отношению к миру, при этом они глубоко духовны и очень многие – потенциально верующие. Они терпеть не могут, когда им говорят, как надо делать и как не надо делать. Согласитесь, эти критерии подходят ко всем нашим детям. Обычными, наверное, были мы, предыдущие поколения, а все существующее молодое поколение необычно. «Обозреватель»: Таким образом, этим детям трудно адаптироваться в социуме. Кто победит: социум или дети индиго?

Алла Янсонс: Мне кажется, наоборот. Сейчас взрослым тяжело адаптироваться к детям. Если взрослый человек поймет, что у них в семье родился ребенок и осознает, для чего ребенку нужны родители, что они должны помогать ребенку развиваться, тогда на этот вопрос мы посмотрим совсем с другой стороны. Не в детях проблема, а во взрослых, которые не знают, какие методики следует использовать с современными детками, как с ними общаться. У них не хватает просто элементарных знаний. Для этих детей чем дальше, тем больше они становятся устаревшими моделями. У этих детей совершенно другая скорость развития. Это надо учитывать. «Обозреватель»: Но согласитесь, когда речь идет о «депрессиях вплоть до самоубийств», наверное, стоит говорить о недостаточной способности к адаптации именно детей индиго. Как можно адаптировать их к обществу?

Алена Мазур: Здесь я согласна с Аллой: придется адаптировать общество под детей. Если верить в теорию реинкарнации и теорию Высшей Силы, то у них есть определенная программа, которая является более высокой по сравнению с нашей. Эти дети являются зародышами, проростками будущего идеального мира. Поэтому, когда они начнут выстраивать свои правила – а их правила: любовь, единство, объединение и выполнение закона «возлюби ближнего как самого себя», — соответственно всем нам, кто не сможет перестроиться, будет плохо. Поэтому, хотим мы этого или нет, мы должны будем поменяться под них. Читатель сайта «Обозреватель»

Александр: Готова ли школьная система к работе с одаренными детьми? Кто должен заниматься с ними? Ведь учителя — нормальные люди и много из них вообще не блистали успехами в университетах. Что делать родителям?

Алла Янсонс: Мы живем в обществе, правилам которого мы должны подчиняться. У каждого из нас есть дети. Несмотря ни на что, мы все равно ведем своих детей в обычную школу. Поэтому вопрос надо начинать с воспитания в семье. Мы занимаемся образованием, но воспитание и образование – разные вещи. Воспитание – это личный пример. Только личному примеру верит современный ребенок. Но все наши родители занимаются только образованием. С раннего возраста ребенок загружен: танцы, английский – все что угодно. Родители должны помогать ребенку развиваться, а не навязывать свои личные амбиции.

Алена Мазур: Действительно, мы должны изменить себя под них. Мы должны стать лучше, чтобы показать им пример, иначе будет так, как есть. Читательница сайта «Обозреватель»: Я слышала версию, что именно дети индиго спасут нас после конца света в 2012 году.

Алена Мазур: Кто-то думает, что конец света – это плохо. Я предлагаю подумать о том, что конец света – это хорошо. Имеется в виду конец того света, который существует сейчас и который вряд ли устраивает кого-то из нас. Мы можем прийти к хорошему концу света, когда пойдем за ценностями этих детей. Достаточно быстро, может быть даже через сто лет, мы сможем увидеть все общество в идеальном состоянии. Представьте себе, когда каждый из нас будет думать о других, их потребностях и нуждах – такой прекрасный конец света может наступить уже в ближайшие годы.

Поделиться: